Европейский конгресс литераторов Фестиваль "Славянские традиции"
Главная | Бахытжан Канапьянов | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 01:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Фестиваль "Славянские традиции-2009" [26]
Фестиваль "Славянские традиции-2010" [31]
Фестиваль "Славянские традиции-2011" [36]
Фестиваль "Славянские традиции-2012" [5]
Фестиваль "Славянские традиции-2013" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2014" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2015" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2016" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2017" [0]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 488
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

КАНАПЬЯНОВ БАХЫТЖАН МУСАХАНОВИЧ

(КАЗАХСТАН, АЛМАТЫ)

1 место в номинации «Литературный перевод», 2 место в конкурсе зрительских симпатий в той же номинации, 1 место в конкурсе зрительских симпатий в номинации «Малая проза» (2011 год)

 

 

 

* * *

 

Днем не слышно горной речки,

 

По ночам она слышна,

 

И ее послушать речи

 

Смуглая плывет луна.

 

 

 

Речка у ветвистой ели

 

Расплескала лунный свет...

 

А к утру вблизи ущелья

 

Ни луны, ни эха нет.

 

 

 

* * *

 

А может быть, плач поднебесья

 

И лунный сквозь сумрак аккорд.

 

Я вижу – из южного детства

 

Свисающий с неба апорт.

 

 

 

А там за ночным перевалом

 

Встает восприятием сна

 

Рождественской свечки огарок,

 

И ель, что живет у окна.

 

 

 

А там, где-то там за грядою,

 

За горной грядою судьбы

 

Свет горний встает над тропою

 

Под скрип одинокой арбы.

 

 

 

 

 

А там, где-то там на закате

 

Начало второго пути.

 

Мой мир ошибается в дате,

 

Все день тот пытаясь найти.

 

 

 

* * *

 

Затаилась в кронах осень,

 

Шелестит листва.

 

Ни о чем она не просит,

 

Ни к чему слова.

 

 

 

Как по древнему поверью:

 

Нас в природе нет.

 

Только черные деревья

 

Сквозь осенний свет.

 

 

 

* * *

 

Нашей повести сюжет

 

На две поделен квартиры.

 

Бродит нашей встречи свет,

 

И его в кругу планет

 

Черные не скроют дыры.

 

 

 

Встанем молча у окна,

 

За окном сквозь иней город.

 

На двоих нам даль дана,

 

Что за городом видна,

 

Несмотря на внешний холод.

 

 

 

Тонкой вязки свитерок.

 

Ворот в нем почти раскрыт.

 

Вот и все, но знает Бог,

 

Взгляд, что пойман был врасплох,

 

К ночи нас приговорит.

 

 

 

Будет ночка коротка,

 

Будет дальняя дорога.

 

Черной нитью свитерка,

 

Что бежит с воротничка,

 

Выйдет нашим дням тревога.

 

 

 

И над бездной самолет

 

Вздрогнет в турбулентной зоне.

 

Я не знаю, что нас ждет.

 

Алым огоньком мигнет

 

Ангел где-то над Гудзоном.

 

 

 

Нашей повести сюжет

 

Прост – как дважды два четыре.

 

Почему не тает свет,

 

Даже если света нет

 

В этом разношерстном мире?..

 

 

 

 

 

* * *

 

Тебя звали Алма1,

 

тебя называл

 

половиной

 

зеленого города,

 

имя твое

 

торопливой строкою кассира

 

вписывалось

 

в голубой бланк

 

авиабилета,

 

когда к тебе я спешил,

 

ты шутила при встрече:

 

– Парень, не так переводишь,

 

меня звать – "не бери”,

 

Имя мое,

 

что плод,

 

на который

 

наложен запрет

 

Не так переводишь,

 

парень,

 

э, не так.

 

__________________________.

 

1Алма – яблоко, второе значение – "не бери” (каз.)

 

 

 

* * *

 

Золотая тишина

 

Разлита сквозь паутину.

 

Створки старого окна

 

Невзначай рукой раздвину.

 

Лес осенний за окном

 

Накануне листопада.

 

Где-то отдаленный гром,

 

Ветра вздох после разряда.

 

II

 

Ветра вздох после разряда,

 

Где-то отдаленный гром.

 

Накануне листопада

 

Лес осенний за окном.

 

Невзначай рукой раздвину

 

Створки старого окна.

 

Разлита сквозь паутину

 

Золотая тишина.

 

 

 

НАСТРОЕНЬЕ

 

Магжан Жумабаев

 

(Казахский поэт Магжан Жумабаев (1893-1938 гг.)

 

Учился в Москве у В. Брюсова, который назвал его казахским Пушкиным. Был репрессирован и расстрелян 1938 году (отбывал срок в Бутырке и на Соловках). Стихотворение «Настроение» передает нюансы и мотивы Пушкинских интонаций. Перевод осуществлен в XXI веке.)

 

Не в ладах я с настроеньем,

 

Вспыхнув, гаснет в тот же час

 

И с моим разумным мненьем

 

Не согласно всякий раз.

 

 

 

Как младенец прихотливый,

 

Все повелевает мной.

 

Настроенья бес строптивый

 

Не проходит стороной.

 

 

 

И – моей любви объятья

 

Манят на исходе дня.

 

Шелест скинутого платья,

 

И – в слезах купаюсь я.

 

 

 

Сердце, чувствами пылая,

 

Волею самих небес

 

Увлечет, увы, не зная,

 

Что опять вселился бес.

 

 

 

Без стыда он крутит вертел...

 

Остается у меня

 

После ночи только пепел,

 

Только пепел без огня.

 

 

 

Старый вяз

 

(из Назыма Хикмета)

 

(Турецкий поэт. Стихотворение «Старый вяз» написано поэтом, когда он жил в Москве. В этом стихотворении выражена глубокая ностальгия по Стамбулу, въезд в который был для поэта закрыт. Перевод осуществлен в XXI веке.)

 

 

 

Я в облаках,

 

я весь пропитан морем.

 

Я – старый вяз,

 

что в парке Гюльхане,

 

и в шрамах и в ожогах,

 

но об этом

 

не знаешь ты,

 

полиция не знает,

 

никто не знает

 

там –

 

в моей стране.

 

Я – старый вяз,

 

Что в парке Гюльхане.

 

 

 

И плещется моя листва, как рыба.

 

И шелестящую листву срывай, любимая,

 

как шелковый платок,

 

и вытри слезы

 

там –

 

в моей стране.

 

 

 

Я – старый вяз,

 

Что в парке Гюльхане...

 

 

 

Моя листва –

 

сто тысяч моих рук –

 

дотронусь до тебя и до Стамбула.

 

И там,

 

во власти лиственного гула,

 

обнять тебя хочу

 

ста тысячами рук.

 

Я – старый вяз,

 

что в парке Гюльхане...

 

 

 

Листва – мои глаза.

 

И взгляд мой удивленный

 

ста тысячами глаз любуется тобой.

 

И листья бьются так – как будто сердце кроны –

 

сто тысяч здесь сердец любуются Стамбулом и тобой.

 

Я – старый вяз,

 

что в парке Гюльхане...

 

 

 

Не знаешь ты,

 

полиция не знает,

 

никто не знает

 

там –

 

в моей стране –

 

я в облаках,

 

я весь пропитан морем,

 

я – старый вяз,

 

я в парке Гюльхане.

 

 

утраченное вино

 

(из Поля Валери)

 

(Хрестоматийный сонет Поля Валери, который есть в каждом сборнике поэта на французском языке. Перевод осуществлен с оригинала со словарем. По мнению ряда специалистов французской литературы, среди которых переводчик русской поэзии на французский язык, профессор Сорбонны, Леон Робель, данный перевод эквиритмичен и адекватен оригиналу.)

 

 

 

Как будто жертвуя небытию под небом,

 

Плеснул я в океан из амфоры вина.

 

Невольный взмах руки, что разуму неведом,

 

Почти не отразив, втянула глубина.

 

 

 

Быть может, магия чернеющего дна,

 

Хмельную кровь перемешав с небесным хлебом,

 

Повелевает мной, и там, быть может, следом

 

Над волнами встает души моей волна.

 

 

 

Мгновение – и всплеск, и розовая дымка,

 

На гребне волн мелькнув, ныряет невидимкой

 

В привычную прозрачность пробужденных вод.

 

 

 

И боги там, на дне, скрестив морские узы,

 

Стада вечерних туч выводят в небосвод –

 

Забили волны шторма в колокол медузы.

 

 

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Альманах "ЛитЭра"
  • Союз писателей России
  • Литературная газета
  • Конгресс литераторов Украины
  • Межрегиональный союз писателей Украины
  • Писатель в интернет-пространстве
  • Южнорусский союз писателей
  • Полоцкая ветвь
  • Днепропетровский литератор
  • Издательство "Доля"
  • Пансионат "Крымские дачи"
  • Фонд "Русский мир"
  • Сайт "Новая литература"
  • Газета"Пражский телеграф"
  • Поиск

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz