Европейский конгресс литераторов Фестиваль "Славянские традиции"
Главная | Татьяна Скобкина | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 01:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Фестиваль "Славянские традиции-2009" [26]
Фестиваль "Славянские традиции-2010" [31]
Фестиваль "Славянские традиции-2011" [36]
Фестиваль "Славянские традиции-2012" [5]
Фестиваль "Славянские традиции-2013" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2014" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2015" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2016" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2017" [0]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 488
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

СКОБКИНА ТАТЬЯНА БОРИСОВНА

(Россия, г. Москва)

 

2 место в номинации «Малая проза» (2012 год), лауреат Международной литературной премии им. Ю.Каплана

 

 

 

РЕМОНТ

(отрывок из рассказа)

 

«Всегда думайте о своих соседях, даже если они не думают о вас».

 

Сразу после праздников, буквально на следующий день, я проснулась от громкого,  достаточно неприятного звука перфоратора, временами перекрывающегося такими же пугающими звуками отбойного молотка. Ничего себе подарочек. Было слышно, как отваливаются кусочки железобетонной стены. Казалось, что потолок и пол в квартире  в какой-то момент рухнут, обнажив стены на целых как минимум три этажа. В голове появилась сумасшедшая мысль, что сообразительный сосед решил убить сразу двух зайцев: расширить свою жилплощадь, причем не в ширину, а в высоту, а заодно избавиться от шумопроизводящих соседей. Памятуя о законе о тишине, пришлось смириться, ибо имеют право, и с нетерпением ждать окончания так некстати начавшегося ремонта. Хотя… когда это ремонт начинался «кстати»? «Ничего, всего-то пару деньков и наступит долгожданная тишина, - успокаивала я себя, добавляя, -  Когда-нибудь и у меня будет ремонт.  К счастью, не скоро». Не оставалось ничего другого как взять себя в руки и попытаться хоть как-нибудь отвлечься, что получалось с достаточно большим трудом, а то и не получалось вовсе.

 

К моему ужасу это было всего лишь началом. Долбеж не закончился ни через два, ни даже через три дня. Все происходило по стандартной схеме: начиналось с 9 утра и продолжалось до семи вечера практически без перерыва, разве что на обед. На четвертый день от постоянной и продолжительной вибрации в моей квартире начал мерцать свет. «Видимо, штробят несущие железобетонные стены, причем, во всем помещении, - с сожалением подумалось мне. – А, значит, эта бесконечная какофония затянется как минимум еще денька на три», - я устало вздохнула. Как я ошибалась! Злополучному сверлению и долблению не было ни конца ни края. Оно не закончилось ни через три дня, ни через неделю. Очевидно, рабочие сносили несущие стены или же выдалбливали в них декоративные арки. Уже который день я передвигалась по собственному жилищу исключительно в бирушах, по-другому находится в помещении было абсолютно невозможно. За эту неделю я потеряла несколько килограмм – кушать при постоянной долбежке, как выяснилось, тоже не особо получалось: щеки и зубы неприятно вибрировали в такт перфоратору, что сильно мешало жевательному процессу и, создавая определенный дискомфорт, напрочь отбивало удовольствие от потребления вкусной и здоровой пищи.

 

Я была на грани. В моей голове то и дело возникали картинки из моего возможного будущего: я поднимаюсь в злополучную квартиру, звоню в дверь, вхожу;\ рабочие не замечают или делают вид, что не замечают меня или просто игнорируют все мои мольбы, просьбы, увещевания; я беру молоток, размахиваюсь и...  «Фу, привидится же такое…», - я испуганно оглянулась по сторонам, проверяя не подглядывает ли кто за мной,  а главное не подслушивает ли мои мысли, не подсматривает ли мои видения. - Вроде, нет…», - облегченно вздохнув, я решила пойти принять душ, чтобы хоть как-то придти в себя.

 

Ровно через неделю непрекращающейся долбежки я попросила мужа сходить в эту столь ненавидимую мной квартиру и уточнить, когда же, наконец, закончатся эти издевательства над нервной системой моей и остальных окружающих, а, заодно, возвращаясь к вопросу о предполагаемом сносе стен, проверить наличие разрешительных и согласовательных документов. Муж пообещал сходить, но… потом, когда он будет не таким уставшим.  На все мои слезные просьбы решить вопрос сейчас, а не «откладывать на завтра, то, что можно сделать сегодня», муж только пожал плечами: «По-моему, ты сгущаешь краски. Ну, пойду я сейчас? Сейчас-то они не долбят. Тишина, да и только. Ну, подумай, разве я не прав? Я даже не знаю, в какой именно квартире идет ремонт. Я же не буду ходить по этажам, звоня в каждую дверь, и спрашивать: «А это не у Вас ли идет ремонт? А, не у Вас… ну, тогда, извините. Пойду дальше искать, а то жена моя именно сегодня и именно сейчас решила со всем разобраться. И с ремонтом, и с шумом, и с несущими стенами, и с разрешительными документами»». Немного поразмыслив и решив, что в словах мужа имеется рациональное зерно, я перенесла разговор с нашими во всех отношениях замечательными соседями все-таки на «потом». Однако, это «потом» все откладывалось и откладывалось. Как назло к моменту прихода мужа все стихало, и он не мог прочувствовать на своей собственной шкуре всю прелесть существующей ситуации, продолжая считать, что я немного преувеличиваю.

 

Прошла еще одна сводящая с ума неделя. Бледная как смерть, с синяками под глазами (из-за постоянной дневной долбежки и вибрации я стала плохо спать по ночам), пугающаяся собственной тени, я быстро оделась и выбежала на улицу. Дойдя до близлежащего парка и присев на более-менее чистую скамейку, я судорожно набрала номер участкового. «Алло, Николай Петрович, здравствуйте. Вас беспокоит жительница дома 12 по Академика Пилюгина. Да. Да. Ирина. Да. Я хотела бы посоветоваться с Вами по одному наболевшему вопросу. У нас в подъезде уже две недели идет ремонт. Да. Не знаю, в какой квартире, но такое ощущение, что в моей, и не квартире, а голове. Нет.  Слышно не только в подъезде, слышно во всем доме. Если отойти от дома метров  на двести – там тоже отлично слышно. По всей видимости ломают несущие стены. Да. Да. Можно что-то предпринять? Ну, например, проверить документы на перепланировку? Да. С девяти до семи. Что? Имеют право? Послушайте, я все понимаю, и что по закону они имеют право и прочее, но в квартире абсолютно невозможно находиться. Ни по телефону не поговорить, ни врача вызвать! Телевизора не слышно. Да что там телевизор! Рядом стоящего человека не слышно! Что? Сейчас четыре и… какое это имеет значение? Вы не слышите никакого шума? Правильно. Потому что я в парке! Что значит «в парке»? А это и значит. Я же Вам говорю, что из дома совершенно невозможно разговаривать по телефону! И я пошла в парк! Обратиться в другие инстанции? Санэпидемстанция? Причем тут санэпидемстанция? Экспертиза на уровень шума и вибрации? Послушайте, это все замечательно, но…как мне жить в этом дурдоме?

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Альманах "ЛитЭра"
  • Союз писателей России
  • Литературная газета
  • Конгресс литераторов Украины
  • Межрегиональный союз писателей Украины
  • Писатель в интернет-пространстве
  • Южнорусский союз писателей
  • Полоцкая ветвь
  • Днепропетровский литератор
  • Издательство "Доля"
  • Пансионат "Крымские дачи"
  • Фонд "Русский мир"
  • Сайт "Новая литература"
  • Газета"Пражский телеграф"
  • Поиск

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz