Европейский конгресс литераторов Фестиваль "Славянские традиции"
Главная | Екатерина Наговицына | Регистрация | Вход
 
Вторник, 25.07.2017, 11:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Фестиваль "Славянские традиции-2009" [26]
Фестиваль "Славянские традиции-2010" [31]
Фестиваль "Славянские традиции-2011" [36]
Фестиваль "Славянские традиции-2012" [5]
Фестиваль "Славянские традиции-2013" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2014" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2015" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2016" [0]
Фестиваль "Славянские традиции-2017" [0]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 483
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

НАГОВИЦЫНА ЕКАТЕРИНА СЕМЁНОВНА

(Россия, г. Екатеринбург)

 

2 место в номинации «Малая проза», 1 место в конкурсе зрительских симпатий в этой же номинации (2012 год)

 

 

 

«Записки офицера»

глава «Боль»

(отрывок из рассказа)

 

         На войне боль дело обычное. Моральная, физическая, душевная, здесь она имеет много оттенков.  Какая сильней, судить не берусь. Любая  может либо сломать, либо закалить.  У меня главные воспоминания о боли возвращают опять же в далекий уже 2002 год. Мы тогда стояли в районе, близком к Дагестану. Держали квадрат возможного появления бандгруппы  Руслана Гелаева. Местные называли его еще «Черный ангел». В один из дней выдвинулись на зачистку населенного пункта, погрузившись в два Урала и под прикрытием двух бэтэров. Дорога - место повышенного внимания, но все равно все происходит неожиданно. Сначала Урал подкинуло, потом донесся звук взрыва, затем команда - подрыв! Начали спрыгивать с борта, а он у наших машин высоковат, перекатываясь, отходить к обочине, огрызаясь по направлению  атаки. Тут уж уповай на удачу и на отработанные рефлексы. Действуешь на автомате. В голове только крутятся короткие инструкции - упал, перекатился, открыл огонь, опять перекатился. (Надо же, при подготовке мне казалось, что в полной разгрузке неудобно кувыркаться. Еще как удобно.) Пытаюсь поджечь дым. Хрен. Поджиг тут же отмок от утренней влаги и тумана. Это уже поздней мы переделали дымы, вставив в них запалы от гранат, простенько и со вкусом, дернул за кольцо - и не тратишь дорогие секунды на бесполезное чирканье и мат в отношении тех уродов, которые придумали такую фигню. Одновременно судорожно вглядываешься в зеленку с немым вопросом - откуда? Это только в фильмах все точно знают, куда надо стрелять, а в жизни, как слепец втыкаешь пули в зеленые заросли наобум, пока не уловишь что-то в ответ. И опять же, пытаешься не завалится на возможные растяжки на обочине или противопехотные мины (не такая уж и редкость при засаде). В этот раз нам повезло. Местные террористы оставили нам небольшой подарок в виде самодельного фугаса, взрыв которого мазнул по броне БТРа и не принес нам потерь. Огрызнулись несколькими очередями в нашу сторону и быстро свалили, не искушая судьбу. Немного позднее мы нашли фотографии членов НВФ  того района. Вглядываясь в лица некоторых детей 12-14 лет, подумалось, не они ли взбодрили нас тогдашним сентябрьским утром на горном перевале. Двухсотых потерь мы не понесли. Несколько раненых,  кто в первом Урале ехал, и несколько контуженных, кто в броне был. Я выбила колено, когда, спрыгнув с борта, ногой уехала в расщелину. Боль была острая, но сразу отошла на дальний план в горячке боя. Потом, правда, долго ныло, но меня радовало, что не перелом. Напарник поздравил с «почином». Командир, «Рамзэс», сказал - «жить будешь, а вот бегать еще долго нет» и что-то еще про «до свадьбы заживет».

 

         А через месяц пришла секретная ШТ , о возможном прорыве по нашему краю банды. Очень уж им надо было уйти в Дагестан. Обозначились опасные

 

направления, распределились, кто где и кто за что отвечает. Мне с напарником досталось скрытое от глаз лесным массивом полуразрушенное, недостроенное со времен СССР здание в 3 этажа, видимо хотели в далеком прошлом то ли больницу, то ли санаторий построить, да не свершилось. Далековато от основного удара. Командир пожалел, перестраховался.

 

- Сидите здесь. Обстановку по флангу пасите. Вам в оптику хорошо видно будет.

 

Накануне спецоперации, войсковики отрапортовали, что здание зачистили. Всё чисто. Все выдвинулись. Держались  по-деловому, спокойно, обстоятельно. С уверенностью не пропустить. Так как здание для работы снайперов было подготовлено, а силы нужны были на острие, то поддержку автоматчиков нам не дали, и  с нашими мы разошлись на развилке лесных троп, пожелав друг другу удачи. Добрались до развалин, которые в свое время могли стать еще одной здравницей нашей необъятной Родины. Стали, судя по отметинам артиллерии на стенах - всех вылечили. Зашли, после дневного света внутри показалось темно, сыро и неуютно, как бывает в заброшенных, никому ненужных домах. А ведь все могло бы быть иначе и для него. Но в этом нет нашей вины. Не мы начали эту войну, как бы ни пытались купленные СМИ протолкнуть эту идею, не мы устроили геноцид русского народа в 1991-1995. Не мы, бывшие соседи и друзья, кричали:

 

- Эй, Русские, убирайтесь с нашей земли или мы вас всех убьем.

 

 Не мы разворовывали войсковые склады, захватывая оружие, не мы скакали в безумном волчьем круге.

 

       Вспоминается русская старуха в полуразрушенном доме на краю поселка. Ей некуда было ехать. Вся жизнь ее прошла на этой земле. Старая и немощная, никому не нужная и запуганная, она плакала от радости, когда наши вошли в село. Наткнувшись на нее, помогли чем могли - накололи дров и оставили несколько сухпайков. Пообещав заходить и помогать. Но в следующий раз, когда заехали, бойцов встречала отрезанная голова старой женщины на кухонном столе. Мысли эти пробегали в мозгу попутно нашему движению вглубь здания в поисках удобного места для наблюдения. Поднялись на второй этаж. С грустью посмотрела по направлению, куда ушли наши, стало чуточку одиноко. Все ж, хорошо, когда все вместе. Чувствуется поддержка и сила отряда. Дошли до конца правого крыла, там оказался тупик, лестничный пролет обвалило, засыпав грудой битого кирпича. На третий этаж можно было попасть либо вернувшись, либо подтянувшись, влезть в пробоину на стыке стены и потолка. Напарник отдал мне винтовку, неуклюже вскарабкался по обломкам и повис, держась за край дыры. Его лицо в полумраке изображало неуверенность в возможности такого перехода, когда тишину разорвали звуки выстрелов и пули откололи куски кирпича у самого его лица. Больше он не задумывался. Ему хватило доли секунд, чтоб сделать выход силой и оказаться на третьем этаже. Мне тоже повторять не пришлось, но выход у меня остался только один, нырнуть за небольшую колонну. Завалиться и закусить руку, чтоб не выдать как мне, черт побери, больно.

Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Альманах "ЛитЭра"
  • Союз писателей России
  • Литературная газета
  • Конгресс литераторов Украины
  • Межрегиональный союз писателей Украины
  • Писатель в интернет-пространстве
  • Южнорусский союз писателей
  • Полоцкая ветвь
  • Днепропетровский литератор
  • Издательство "Доля"
  • Пансионат "Крымские дачи"
  • Фонд "Русский мир"
  • Сайт "Новая литература"
  • Газета"Пражский телеграф"
  • Поиск

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz